Уголовное дело по катастрофе Ми-2 на Сахалине закрыто

Уголовное дело, возбужденное по факту крушения вертолета Южно-Сахалинского аэроклуба ДОСААФ Ми-2 в Долинском районе, закрыто 10 февраля. Как сообщил корреспонденту ИА Sakh.com старший следователь 318 военного следственного отдела ВСУ по Восточному военному округу Олег Шерматов, основанием для подобного решения стал пункт 4 части 1 статьи 24 УПК РФ (смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего).

Напомним, катастрофа произошла 9 сентября 2013 года. Вертолет упал в трех километрах севернее села Советское в Долинском районе. Трагедия унесла жизни двоих сотрудников СахНИРО Вячеслава Руднева и Александра Койнова, а также пилота Константина Курочкина.

По признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 263 УК РФ (нарушение правил безопасности движения воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц) 318 военным следственным отделом было возбуждено уголовное дело.

Расследование было длительным и, судя по всему, непростым. В военной прокуратуре объясняли, что срок следствия должен был закончиться еще 9 января, но его продлили на месяц из-за того, что заключение авиационного расследования, которого ждали от комиссии по расследованию авиационных происшествий ЦС ДОСААФ России (Москва), все не приходило. Сначала его обещали прислать в ноябре, потом в декабре, потом в январе... Задержку объясняли тем, что один эксперт уволился и не выполнил свою часть исследования, пришлось привлечь другого.

Параллельно сахалинские авиационные специалисты проводили свою экспертизу. Ее результаты должны были сопоставить с заключением федеральной комиссии и сделать окончательный вывод.

В дальнейшем от подробных комментариев в 318 военном следственном отделе стали отказываться. На официальный запрос агентства Sakh.com Олег Шерматов ответил только, что следствие прекращено, посоветовав обращаться за дополнительной информацией в Хабаровск, в военное следственное управление по Восточному военному округу. На запрос, посланный 17 февраля на имя руководителя управления Радика Гараева, ответа пока не поступило.

Напомню, после крушения вертолета начальник южно-сахалинского аэроклуба ДОСААФ Григорий Газарянц заявлял, что машину перед полетом проверяли авиатехники, и она была полностью исправна.

Между тем, знавшие пилота Константина Курочкина, говорили, что тот любил выпить, и, возможно, был подшофе в день трагедии. При этом однажды у Курочкина был факт отказа двигателя на Ми-2, инцидент случился в Охе. Тогда ему удалось посадить вертолет, обошлось без жертв.

Однако утверждать, что именно Константин Курочкин виновен в гибели Ми-2, мы не можем: следствие не дало точной информации на этот счет, а в ходе расследования звучали разные версии, в том числе о том, что один из двух пассажиров вертолета во время полета повел себя как-то неправильно...

Добавим, что гибель Ми-2 — не первая катастрофа, случившаяся в Южно-Сахалинском аэроклубе ДОСААФ. В мае 2006 года во время учений в заливе Анива потерпел крушение принадлежащий ему вертолет Ми-14. На борту находились 13 человек, один из них — техник Анатолий Солнышкин — погиб.